Обидно за другие роли! Наталья Варлей о том, как устала быть «комсомолкой» - Новости Санкт-Петербурга

Что бы она ни играла, где бы ни выступала, для миллионов зрителей Наталья Варлей остается «спортсменкой, комсомолкой». Она и тяготится той славой, что принесла ей роль Нины в «Кавказской пленнице» Гайдая, и не может не быть благодарной ей. 22 июня Заслуженная артистка РСФСР Наталья Варлей отмечает 75-летие. На II Открытом фестивале патриотического кино «Малая земля», что не так давно прошёл в Новороссийске, актриса была почетным гостем. Наталье Владимировне вручили приз «Пылающее сердце» — символ зрительской любви. В рамках кинофорума Наталья Варлей выступила с творческим вечером «Автопортрет», где рассказала о своей жизни.

Больше новостей читайте:
https://rossoshru.ru/2021/10/30/rossijskie-voennye-filmy-obzor-populyarnyh-kinokartin/

«Папа был капитаном, а мама — капитанской женой»

— У меня два образования. Одно — Театральное училище им. Щукина, где педагоги воспитали меня как театральную актрису. Но еще до этого я закончила цирковое училище и работала в цирке — в воздухе, на трапеции. Мой номер назывался «Воздушный эквилибр с музыкальными инструментами». Например, я играла на концертино под куполом цирка — сидела на стульчике, который стоял на задних ножках, трапеция качалась, а я играла «Осеннюю песню» Чайковского. Зрители едва дышали, наблюдая за мной.

Многие считают, что только в цирковых династиях девочки и мальчики становятся цирковыми артистами. Нет: папа у меня был капитаном.

Владимир Викторович Варлей, тогда просто Володя, вместе со своими одноклассниками из Москвы поехал в Севастополь и стал курсантом первого набора Севастопольского военно-морского училища. Выпуск этого набора пришелся на 1941 год, и отец сразу пошел в бой. Так вчерашние мальчишки сразу стали мужчинами. Отец был командиром боевого катера. Позже мне показывали то место, где под Новороссийском он проводил морской десант, когда высаживались морпехи. Поэтому с городом Новороссийском меня связывает очень многое. Сейчас, в эти непростые для нашей страны времена, я все время вспоминаю папу, смотрю из окна гостиницы на бухту и думаю, как было бы хорошо, если бы я могла приехать домой и рассказать отцу , что я побывала в Новороссийске — он всегда ждал таких рассказов.

Наталья Варлей в детстве.

В общем, папа у меня был капитан, а мама — капитанской женой. Мы всегда очень много ездили. Родилась я в результате в Констанце, потому что мама, когда была беременна мной, пошла с папой в рейс. По срокам появиться на свет я должна была в Болгарии, но родилась я в итоге в Румынии. Когда мне был месяц, меня привезли обратно в СССР. Так что с младенчества, даже еще до рождения, я путешествовала. Такая цыганская жизнь потом была у меня и в цирке, и в театре.

«Никулин всю жизнь называл меня «девочка»»

Я очень рано научилась читать. Росла я застенчивым ребенком, поэтому мне проще мне было не разговаривать, а читать книги и писать. И очень скоро я стала выражать свои мысли в стихах. К моему первому сборнику «Кружась над золотыми куполами» предисловие написал Юрий Владимирович Никулин. Он, прочитав мои стихи, сказал: «Ты знаешь, девочка, мне понравились твои стихи». Никулин всех младших коллег, друзей называл «мальчиками» и «девочками».

«Девочка, а ты помнишь первое свое стихотворение?» — «Помню». — «Когда ты его написала?» — «В 4 года». — «Ну прочитай». И я прочитала: «У грибочка шапочка и толстая ножка. Нет у ножки тапочка, нету и сапожка». Юрию Владимировичу это стихотворение очень понравилось, он в предисловии моего сборника процитировал его и написал: «Эти стихи написала 4-летняя Наташа Варлей. Грустные стихи, не правда ли? В этот сборник входит много грустных стихов, но это потому, что это стихи о любви, а когда о любви рассказывается даже печально, все равно остается светлое чувство. Я очень надеюсь, что эти стихи будут читать и в жарких странах, и где-то на белом свете, там, где всегда мороз».

На сегодняшний день у меня вышло 4 сборника, потом стали появляться песни на мои стихи. Помните солиста ансамбля «Пламя» Юру Петерсона, который пел «Снег кружится, летает, летает»? Мы с ним были на каком-то фестивале, и он говорит: «Наташ, дай мне, пожалуйста, свои стихи. Я пишу музыку, мне нужны тексты». — «Ты что, Юр, у меня нет таких стихов, на которые можно было бы песни написать. Они у меня очень личные, печальные, много стихов о любви». Он взял мои стихи. На другой день приходит: «Знаешь, я прочитал. Ничего ты не понимаешь! Я уже три песни написал». Одна из этих песен — «Канатная плясунья» — была создана по стихотворению, посвященному Лёне Енгибарову, с которым мне посчастливилось работать в цирке в одной программе.

Есть у меня и книга прозы, «Канатоходка». В ней я рассказываю не только свою биографию, но и описываю свои ощущения от этого мира, от жизни, вспоминаю о встречах с разными людьми, о моих друзьях. Материала хватит и для второй.

Был период, когда я не могла писать. Вообще ничего не могла делать, даже стихи не сочинялись. Но, думаю, что пора уже взять себя в руки. Так что соберусь с силами и сделаю вторую книгу воспоминаний.

«Им просто не повезло!»

Подготовка любой передачи, которую делают к моим юбилеям, обычно происходит так. Я говорю: «Ребят, давайте мы о „Кавказской пленнице“ поговорим, но немного. Ну, покажем фрагмент. А потом поговорим о других ролях». «Хорошо», — отвечают. В итоге полпередачи идет разговор о «Кавказской пленнице», 15 минут — о «Вие», потом немножко о личной жизни, чуть-чуть о цирке, два стихотворения — и все, передача закончилась. Мне просто обидно за остальные свои роли, у которых не сложилось такой судьбы, как у «Кавказской пленницы» и «Вия». Этим картинам просто не повезло — они снимались не в то время.

Несколько дней назад мне позвонил Олег Митяев: «Ты знаешь, по Культуре показали фильм «Ливень»». Это узбекский фильм по пьесе киргизского драматурга Мара Байджиева. Слушай, я посмотрел картину, и открыл рот. А почему ее так редко показывают?» — «Ну откуда я знаю». — «Такая хорошая картина, и так по-современному смотрится». В общем, много есть работ в кино, которые мне очень хотелось бы, чтобы зрители увидели, а не только «Кавказскую пленницу», которую все знают наизусть и всё равно смеются.

Большинство лент были созданы тогда, когда кино практически стало кооперативным. Но, тем не менее, у меня набралось 60 с лишним фильмов — разные лица, разные роли, разная внешность, возраст и так далее. И всё равно меня представляют «студентка, спортсменка, комсомолка». Сложно уже с этим смиряться. 55 лет прошло! Тут надо либо действительно по-комсомольски выглядеть, либо немножко по-другому меня представлять.

Пришла ко мне подруга в гости, я стол накрыла, пирог испекла. Сели, разговариваем. И вдруг она видит по ТВ — идет «Кавказская пленница. Отвернулась от меня и стала смотреть. Я говорю: «Нин, ты с ума сошла? Ты тысячу раз видела картину!» — «Это святое». И продолжила смотреть фильм.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.